Что у министра в шкафу

Что у министра в шкафу

Министр образования Карлис Шадурскис отправился в поход против русских школ. Почему именно сейчас? Ответ заключен в одной тайне, давно хранящейся в министерстве образования.

В любом политическом детективе есть главный герой, который скрывает страшную тайну.   Эта тайна вываливается на голову каждого нового латвийского министра образования, когда тот открывает шкаф в своем кабинете. Увидев это нечто, тот судорожно запихивает это нечто обратно в шкаф, испуганно озираясь по сторонам: «Не заметил ли кто?» Потом, отдышавшись, потихоньку начинает руководить вверенным минстерством, тайно молясь, чтобы его не заставили вычистить шкаф.

В латвийской политике шкафы убирать никто не заставляет, пока их содержимое не достигает критической массы и не начинает предательски прилюдно вываливаться наружу. Поэтому шкаф с секретом с явным облегчением и скрытым злорадством министры передают своим преемникам.

Карлис Шадурскис становится министром во второй раз и о тайне шкафа уже знает. Он понимает, что все тайное скоро станет явным и поэтому он героически решается решить вопрос раз и навсегда. Тем более у него есть хитрый план…

Предлагаю читателям почувствовать себя в роли детектива и попробовать узнать, что скрывает в шкафу министр. Для этого мы как настоящие детективы  будем использовать: дедукцию, логику и… статистические данные.

Проанализируем цифры. По данным министерства образования число учеников в русских школах Латвии снизилось с 2004 года по этот учебный год с 84 559 до 56 101. Число учеников латышских школ снизилось за этот же период с 214 855 до 145 950. То есть и в русских и латышских школах количество учеников сократилось примерно на треть.

Число педагогов в русских школах сократилось пропорционально с 2004 года с 7 424 до 4 931. Также пропорционально сократилось число педагогов в двухпоточных школах. А число педагогов в латышских школах, несмотря на точно такое же сокращение количества учеников, практически не уменьшилось — с 21 502 до 20 340.

По аналогии с школами нацменьшинств число учителей в латышских школах должно было уменьшиться до 14 600. То есть министерство с целью оптимизации должно было уволить более 5000 педагогов из школ с латышским языком обучения.

Число учеников, которые учатся на русском к числу учеников, которые учатся на латышском составляет примерно 1:3. В Латвии 602 школы с латышским языком обучения 94 с русским и 54 двухпоточные. Как видим, тут пропорция явно не один к трем.

Тайна шкафа заключается в том, что министру образования придется закрывать больше сотни латышских школ и увольнять тысячи латышских педагогов. В основном из маленьких школ в сельских районах и небольших городах.

Авторы исследования «Оптимальная модель расположения общееобразовательных учреждений в Латвии», заказаное самим же министерством пришли к неутешительном выводам. Качество образования в многих из этих маленьких региональных школ очень низкое, зарплаты учителей — маленькие , оборудование классов ужасное, Несмотря на все это стоимость содержания такой неэффективной системы высокая. Авторы ссылаются на то, что эта реформа запоздала и если сейчас ничего не делать, то такая неэффективная система продолжит производить некачественный образовательный продукт. Это неизбежно скажется на качестве рабочей силы в Латвии и уровне будущих доходов латвийцев. По мнению авторов на улучшения демографической ситуации расчитывать не приходиться. Она будет становиться только хуже поэтому тянуть с реформой нельзя.

Исследование ничего принципиально нового не открыло. Все это Карлис Шадурскис уже знал еще будучи министром образования в начале 2000х. Однако предпочел сконцентрироваться на громкой, дающей политические очки, реформе школ нацменьшинств. А проблему латышских школ он плотно запихал в шкаф в своем кабинете.

Однако нерешенная, но спрятанная проблема имеет тенденцию возвращаться в большем объеме, да еще в самый неудобный момент. Теперь, через почти пятнадцать лет, ее снова вручили тому же Карлису Шадускому.

На этот раз он решил действовать. Он понимал, что закрытие такого огромного количества латышских школ и увольнение тысяч латышских учителей очень тяжелое решение. Во многих случаях это ускоряет смерть маленьких населенных пунктов, которые и так в последние четверть века обезлюдели. Школы там служат скорее для социальной функции. Школа — это одно из немногих учреждений в регионах, где есть стабильные рабочие места, и закрытие их приведет к потрясению латышской глубинки.

Все понятно, но причем же русские школы? Их то сократили сразу и абсолютно безжалостно. Ответ в том, что они понадобились министру для операции прикрытия. Как дымовая завеса для проведения неприятной реформы латышских школ.

Мысль его в следующем: объявляется переход русских школ на латышский язык обучения. Русские возмущаются, националисты апплодируют, а тем временем, он под шумок протолкнет массовую ликвидацию сельских школ. Еще министру нужны деньги из бюджета, чтобы он мог бы смягчить негативные последствия для себя, показав какой он молодец.

Все пошло не так как министр расчитывал. Дымовую шашку реформ школ нацменьшинств он кинул, но по остальной реформе в правящей коалиции его никто не поддержал. Политического веса у министра нет, его партия развалилась на множество частей. Правящая политическая партия страны Союз зеленых и крестьян отказалась массово закрывать школы и увольнять педагогов перед выборами. Родом эта партия из регионов и поэтому не хочет ссориться со своим коренным избирателем, особенно перед предстоящими осенью выборами. Поэтому министр оказался в одиночестве.

Денег министр тоже не получил.  Единственное, что дали министерству образования в бюджете 2018 года для школ — это дополнительные деньги для 6 месячного пособия для учителей предпенсионного возраста, чтобы те пораньше уходили с работы.

Получилось так, что реформе школ нацменьшинств отводилась роль прикрытия, но в итоге эта реформа оказалась единственной. Уже не в первый раз импотенция в проведении настоящих реформ компенсируется повышенной агрессивностью против национальных меньшинств.

Правые партии не способны к настоящим реформам в области образования, которые бы подняли качество образования и серьезно повысили бы зарплату учителям. Они способны на одно: изо всех сил держать двери шкафа с старыми проблемами и создавать новые.

Комментарии
Office