Неграждане Латвии должны избирать органы самоуправления и депутатов Европарламента. Интервью Андрея Мамыкина информационному агентству ТАСС

Неграждане Латвии должны избирать органы самоуправления и депутатов Европарламента. Интервью Андрея Мамыкина информационному агентству ТАСС
Фото: Сергей Мелконов

Депутаты от Латвии и Эстонии в прошлом году подали в Европарламент (ЕП) петицию в защиту проживающих в республиках неграждан, требуя расширить их избирательные права. На какой стадии находится рассмотрение этого вопроса, нашла ли эта инициатива поддержку среди других европарламентариев и можно ли рассчитывать на ее успех, в интервью ТАСС рассказал депутат ЕП от Латвии Андрей Мамыкин.
Вы вместе с еще двумя депутатами ЕП, Татьяной Жданок и Яной Тоом, собирали подписи под петицией за расширение прав проживающих в Латвии и Эстонии неграждан. На какой стадии сейчас находится эта инициатива?
– Слушания по нашей петиции состоятся 29 июня в двух комитетах ЕП – Комитете по гражданским свободам, правам человека и юстиции и Комитете по петициям. С нашей петицией объединена еще одна, поданная Ассоциацией лиц без гражданства, которая базируется в Лондоне. Это достаточно влиятельная общественная организация.
Если честно, то я до конца не верил, что наша петиция получит ход в Европарламенте, поскольку в предыдущие годы другими депутатами были предприняты две неудачные попытки поднять проблему неграждан – в 2006 и 2012 годах. То ли им тогда не хватило опыта, то ли политические оппоненты и враги расширения прав неграждан были более изощрены в подковерных играх, но те слушания закончились просто круглым столом и больше ничем.
То, что мы дошли до двух комитетов ЕП, – уже маленькая победа. Возможно, мы добились ее благодаря тому, что петицию подали три русских депутата от двух стран, может, потому, что под ней было собрано внушительное количество подписей – почти 22 тыс. в Латвии и Эстонии. А может, и потому, что мы вооружились аргументами и смогли противодействовать лжи. Во всяком случае, слушания состоятся, и на них приглашены эксперты.
– Каких результатов вы ожидаете по итогам слушаний?
– Надеемся, что после них Европарламент выйдет на резолюцию о расширении прав неграждан. Правые латвийские депутаты уже заявили, что, в случае приятия, она не будет юридически обязывающей. Отчасти это правда, резолюция может не иметь силу европейского закона, но, конечно, хотелось бы добиться расширения прав неграждан. Мы, на самом деле, поступили хитро и не требуем «нулевого варианта» (присвоения гражданства всем негражданам – прим. ТАСС). Если бы в тексте нашей петиции фигурировал «нулевой вариант», то ее сразу же бы завернули, поскольку предоставление гражданства – это прерогатива стран-участниц союза, а не всего ЕС.
Самая большая проблема, с которой мы сталкиваемся, – это ложь и пропаганда. Например, европарламентарий от Латвии, профессор и политолог Артис Пабрикс после того, как мы подали свою петицию, написал новому президенту ЕП Антонио Тальяни письмо, в котором привел несколько ложных аргументов против предоставления прав негражданам. Один из них – что все неграждане Латвии якобы автоматически стали гражданами России. Второй – что неграждане не являются де-факто лицами без гражданства. Нас с коллегой из Эстонии Яной Тоом разбрала здоровая злость, и мы пошли в библиотеку, где нашли книги Пабрикса 10- и 15-летней давности. Из них мы взяли цитаты о том, что решение по негражданам было несправедливым, что нужно бороться за расширение прав этой категории жителей. Обо всем этом Пабрикс писал до того, как стал политиком.
Трудно сказать, когда он писал искренне – 15 лет назад или сейчас. Мы отправили выдержки из его трудов Тальяни, который как президент Европарламента имеет эксклюзивное право снять любую петицию со слушаний. В ответ тот написал, что решение по этому вопросу будет приниматься на слушаниях в комитетах.
– Поддержкой каких политических групп ЕП вы уже заручились?
– Нас поддерживает группа коммунистов, «зеленые», либералы, а также очень крупная, насчитывающая 191 депутата фракция социалистов и демократов, в состав которой вхожу и я. Нас даже поддерживают группа Марин Ле Пен и «фараджисты» (сторонники бывшего лидера британской Партии независимости Соединенного Королевства, сопредседателя европарламентской фракции «Европа за свободу и демократию» Найджела Фараджа – прим. ТАСС). Из-за позиции четырех евродепутатов от Латвии нас не поддерживает крупнейшая фракция ЕП – «Европейская народная партия», а также фракция «Консерваторы и реформисты», действительно очень консервативная в вопросах гражданства.
– Какие требования содержатся в вашей петиции?
– Мы добиваемся трех прозаических вещей. Мы настаиваем на том, чтобы проживающие в Эстонии неграждане имели право состоять в политических партиях – в отличие от Латвии, там это ограничение закреплено законом. Второе наше требование – чтобы неграждане в Латвии и Эстонии имели право избирать депутатов Европарламента, поскольку этот вопрос находится в исключительной компетенции ЕП, а не стран-членов ЕС. Кроме того, мы требуем, чтобы неграждане в Латвии обладали так называемым пассивным избирательным правом, то есть могли голосовать за кандидатов в депутаты в местные органы самоуправления. В Эстонии, например, голосовать на муниципальных выборах могут не только 80 тыс. неграждан, но и граждане третьих стран с постоянным видом на жительство. Депутатов местных муниципалитетов имею право избирать граждане третьих стран после шести месяцев проживания в Нидерландах и в большинстве земель Германии. Такая практика существует во многих государствах, но латвийское правительство упорно противодействует ее внедрению.
– Предположим, Европарламент поддержит петицию. Что дальше?
– Власти Латвии наверняка выдадут очередную порцию вранья. Скажут, что это решение продавила «рука Кремля» в ЕП, что никто не понимает уникальную историю Латвии и Эстонии, что не сегодня – завтра неграждане сядут на танки и присоединят страны Балтии к России, как это было с Крымом. Все это, кончено же, чушь собачья, и мы это понимаем. Но существует какой-то страх перед Россией, перед негражданами, которых сейчас 240 тыс. в Латвии и еще 80 тыс. в Эстонии. А ведь в 1993-м их было соответственно 800 тыс. и около 200 тыс.
С каждым годом неграждан становится меньше – люди натурализуются, принимают гражданство других стран или умирают, но проблема не решается. Можно принять жесткий документ, но если у национальных правительств нет политической воли, то ситуация продолжит пребывать в состоянии глубокого болота. Эту проблему давным-давно уже нужно решать, поскольку она общеевропейская.
– Президент Латвии Раймондс Вейонис выступил с инициативой об автоматическом предоставлении гражданства Латвии детям неграждан, родившимся после восстановления независимости республики в 1991 году. Как вы оцениваете этот шаг?
– Президент ничего нового не сказал. Об этом говорили очень многие – и бывший премьер-министр Андрис Берзиньш, и экс-президент Вайра Вике-Фрейберга. Эта инициатива столкнулась с огромным противодействием в стане входящего в правящую коалицию националистического объединения «Все для Латвии! – Отчизне и свободе/Движение за национальную независимость Латвии». Оно сразу же заявило, что парламентское большинство не имеет права менять закон о гражданстве, хотя это касается всего 100 детей в год. Ну что это за бред?
– Какие шаги вы намерены предпринять в случае неудачи в комитетах ЕП?
– Если наша петиция провалится, то направим новые. У нас есть мысль подать 100 петиций по негражданам к 100-летиям независимости Латвии и Эстонии, которые будут отмечаться в будущем году. Согласно правилам Комитета по петициям, достаточно подписи одного человека, чтобы направить инициативу на рассмотрение в Европарламент. Это могу сделать я, любой негражданин Латвии или Эстонии, и даже гражданин Камбоджи, который проживает на территории Латвии.
Сейчас четыре этнических русских европарламентария поддерживают нашу петицию. Кроме того, ранее не было и такого количества депутатов, которые с определенной симпатией относятся к негражданам и хотят, чтобы их права были расширены. И эти политики не связаны с Россией и не говорят по-русски, но считают сложившуюся ситуацию несправедливой.
– Власти Латвии в сложившейся ситуации считают справедливым решением процесс натурализации неграждан. Правы ли они?
– Этот процесс был интенсивным в 2000-2001 годах, когда гражданство путем натурализации ежегодно получало по 15 тыс. человек. Сейчас их количество стабильно держится на отметке 1 тыс. человек в год. Таким образом, Латвии необходимо около 240 лет, чтобы исчез последний негражданин. И это при условии, что в браках неграждан не будут рождаться новые неграждане. Я столько не проживу, и даже мои дети и внуки столько не проживут. Поэтому этот вопрос нужно решать здесь и сейчас.
Кроме того, есть определенные законодательные ограничения при натурализации. Например, медсестра из поликлиники НКВД/МГБ никогда не получит право натурализоваться, хотя она просто делала уколы и не высылала латышей в Сибирь в 1941-1949 годах.
Власти Латвии утверждают, что местные неграждане наделены теми же правами, что и граждане, но это ложь. На сегодняшний день в Латвии существует примерно 80 отличий в правах граждан и неграждан. Этот список все время меняется – какие-то нормы отпадают, а какие-то новые появляются. Негражданин, например, не может работать пилотом воздушного судна, пожарным, полицейским, юристом, адвокатом, судьей, прокурором, работать на госслужбе, быть чиновником в самоуправлении, служить в армии даже на гражданских должностях, например, быть поваром в казарме. Из каких таких соображений было введено такое законодательное ограничение? Он что, подсыплет в еду солдат яд? Все это совершенно необоснованные ограничения.
С некоторых пор неграждане не могут быть назначены директорами школ – не военных, не секретных, а обычных общеобразовательных школ, где детей учат умножать два на два. Тех, кто уже работает директором, к счастью, не уволят. При этом никаких послаблений по отношению к негражданам нет. Они платят налоги так же, как и другие. В определенный период американской истории был прекрасный лозунг – «No Taxation Without Representation», который означает, что без представительства в органах власти нет налогов. Ряд общественных деятелей несколько лет тому назад пытались подать такую петицию в латвийский парламент, но она, к сожалению, хотя и собрала достаточное количество подписей, не была рассмотрена. В целом же, это очень здравая мысль.
– Одна из актуальных тем повестки дня ЕС – беженцы. Как вы оцениваете миграционную политику сообщества и успехи Латвии в деле приема мигрантов?
– Во-первых, латвийская квота – это капля в море, особенно в сравнении с Германией, где живет 80 млн жителей и которая де-факто разместила 1 млн человек. В Германии каждый 80-й – беженец, а у нас и каждый тысячный не будет мигрантом. Во-вторых, миграционная политика Евросоюза – одна из самых больших ошибок, которую ЕС допустил за последнее время. Я был в лагерях беженцев на Балканах, в лагерях внутренне перемещенных лиц в Сирии. Я недавно был в Пакистане, где в 10 км от Пешавара расположен лагерь, в котором суммарно уже побывало около 25 млн беженцев из Афганистана.
ЕС во многие точки мира принес войну. Это была сознательная политика пусть не всего Евросоюза, но его отдельных очень сильных стран-членов. Из тех беженцев, с которыми я разговаривал, а их сотни, никто не сказал, что хочет уехать в Европу. Они хотят, чтобы их деревни и города освободили, чтобы вернуться туда, а не ехать в Германию за обещанными Ангелой Меркель пособиями.
1,5-2% из тех, кто устремляется на территорию Европы в статусе беженца, связаны с террористическими организациями, могут быть подвержены пропаганде, предрасположены у совершению терактов. Почему эти люди становятся радикалами и не принимают европейские ценности светского государства? Да потому что они прекрасно помнят, как европейские самолеты и солдаты взрывали их дома. Перемещение беженцев также стало очень прибыльным бизнесом для контрабандистов. Те, кто хочет пересечь Средиземное море до берегов Европы, должны заплатить от 2 тыс. до 6 тыс. евро, и люди платят. Возникает вопрос: кто из них настоящий беженец, а кто – экономический мигрант?
Согласно докладу Еврокомиссии, сейчас на территории ЕС живут и не высовываются 4 млн экономических беженцев-нелегалов. Они работают, получают за это неофициально деньги и не имеют никаких социальных гарантий. Они подвержены риску радикализации и могут стать пособниками террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России).
С одной стороны, я понимаю опасения, связанные с этими людьми, а с другой – мы все очень виноваты перед ними, когда на уровне национальных парламентов и правительств одобряли участие наших военных в операциях в этих странах. Радикальные исламисты, к сожалению, таких вещей на прощают. У них есть и список государств, которые они считают врагами своего всемирного «халифата». От терактов Латвию пока спасает только то, что мы маленькая, бедная и малонаселенная страна, и резонанс от таких действий будет не столь мощным, как, например, в Париже или Берлине.
– По заказу вашего евродепутатского бюро недавно был проведен опрос на тему «Антироссийские санкции и НАТО глазами жителей Латвии». Что послужило причиной этого социологического исследования и каковы его основные выводы?
– Власти всегда говорили, что население в целом поддерживает их солидарность с антироссийскими санкциями Брюсселя и присутствие здесь сил НАТО. Мне же захотелось спросить у самих людей, что они думают по этому поводу. Поэтому мы с моей коллегой Яной Тоом организовали опрос в Латвии и Эстонии, задав жителям двух стран одни и те же вопросы. И выяснилось, например, что, по мнению 40% этнических латышей, введение дополнительного контингента НАТО ухудшит ситуацию с безопасностью в стране, еще столько же латышей выступают против антироссийских санкций, а примерно 70% и русских, и латышей недовольны нынешним состоянием отношений с РФ.
Вывод один: надо что-то делать. Мы должны сделать первый шаг, мы же первыми ввели санкции против нашего традиционного экономического партнера. Можно не любить Россию, не принимать православие, смеяться над мелодикой русского языка и не понимать, почему для русских 9 мая – святой день. Но понимать, что торговать с РФ выгодно, должен каждый даже критически настроенный к России человек, это же огромный рынок.
К сожалению, последние годы в отношениях с РФ – это время упущенных возможностей. Ответными мерами России был нанесен огромный удар по сельскому хозяйству всего ЕС, не только Латвии. Самое главное, что любые санкции сильно бьют по простому народу. От антироссийской санкционной политики Евросоюза страдают отношения между людьми. Когда я приезжаю в Россию, я вижу, как люди, которые еще несколько лет тому назад тепло отзывались о Юрмале, рижском автобусном заводе РАФ и шпротах, сейчас критически относятся к моей стране. Мне очень обидно, что мы как государство за два-три года потеряли свое лицо.
– Каковы сейчас настроения в Европарламенте по отношению к России?
– Вопрос снятия антироссийских санкций – это вопрос политической воли. Найдется ли такой крепкий и стойкий человек, который скажет «нет»? К сожалению, в Латвии такой политической воли не наблюдается. Да и в Европе пока что все боятся потерять лицо, плечом к плечу раз в полгода голосуют за продление санкций против РФ. Но если появится эта воля, то санкции сразу же будут сняты. Когда это произойдет? Возможно, в этом году. Очень многое будет зависеть от парламентских выборов во Франции и Германии.
Наверное, нужно дождаться кризиса, в первую очередь экономического, чтобы мы перестали плевать на Россию, отложили в сторону проблемы, которые не можем решить, например Крым. Совершенно понятно, что Ангела Меркель и Владимир Путин никогда не договорятся по ситуации в Крыму. Но ведь эту проблему можно оставить в стороне и говорить о тех вещах, по которым можно договориться.
– Не так давно вы заявили, что не видите никакого смысла в существовании НАТО. Что подтолкнуло вас к таким выводам?
– НАТО как военная организация не решила ни одного кризиса – ни в Афганистане, ни в Ираке. Альянс предпочел не вмешиваться в ситуацию в Ливии, где сейчас идет гражданская война и нет государства. Нам читают мантру о том, что НАТО является гарантом нашей безопасности. Наш же с Яной Тоом соцопрос показал: по крайней мере в Латвии и Эстонии почти половина населения не верит, что ситуация станет более безопасной, если канадские, польские или американские военные будут маршировать вдоль границы с Россией.
Я считаю, что Организация Североатлантического договора себя исчерпала как формат. Альянс надо либо распускать, либо очень сильно переформатировать, потому что его нынешнее существование абсолютно бесполезно. Огромные расходы, которые ложатся бременем в том числе на такие маленькие и бедные страны, как Латвия, приносят нулевые результаты. НАТО на пороге очень большого кризиса. Либо, как в пьесе Яниса Райниса, «выстоит тот, кто преобразится», либо эту организацию ждет развал.
– Вернемся к латвийским реалиям. Как вы относитесь к высказываниям парламентария от нацблока Эдвинса Шноре, сравнившего русскоязычное население республики со вшами, которых все никак не прогнать из страны?
– Я, конечно, не доктор, но у меня есть все основания полагать, что он просто не очень психически здоровый человек. Его поддерживает абсолютное меньшинство жителей Латвии, абсолютное меньшинство этнических латышей. Но, как водится, гадкая новость имеет намного большее распространение в умах и по каналам интернета, чем положительная.
Испортить отношения всегда очень просто, а чтобы их наладить, требуются усилия и годы. Оборвать традиционные связи очень легко, но вернуться сейчас латышским крестьянам на российский рынок будет крайне сложно, а может, уже и невозможно в той форме, как это существовало пять или десять лет тому назад. Мир ушел вперед.
Своими высказываниями Шноре обидел не только людей в России, но и русских в Латвии. Он обидел людей, которые гордятся тем, что являются гражданами Латвии, что эта республика их родина. Это ненависть к своему своему соседу, с которым ты годами каждый день выходишь на лестничную клетку и который говорит тебе «доброе утро». Это плевок в его душу.

Беседовала Мария Иванова

Источник: http://tass.ru/opinions/interviews/4340085

Комментарии
Office