Реформа русских школ как политический эксперимент

Реформа русских школ как политический эксперимент

Рубикон пройден. Министерство образования подало специальное сообщение в Кабинет министров о переходе школ нацменьшинств на латышский язык обучения. Этот шаг означает начало процесса, конечным результатом которого станет подача законопроекта в Сейм.

Правые правительства в Латвии, уже четверть века сменяющие друг друга, обычно не заморачиваются на обсуждения законопроектов с обществом. Все решения они стараются, «пробить», «протащить», «переломать через колено», не оглядываясь на налогоплательщиков. В демократическом европейском обществе, к которому наши правые себя формально причисляют, принято знать и учитывать мнение тех, на кого направлены изменения. Но это не наш случай.

На заседании Совета по вопросам образования нацменьшинств даже не пустили тех, кто мог высказать какие-то сомнения, а тем, кто все-таки туда попал, не дали слова. Министр не провел предварительных консультаций и исследований — как ученики, родители и учителя относятся к реформе. Ему это не интересно. Он решает свои политические задачи.

Вот некоторые факты, которых так боится выслушать министр образования Карлис Шадурскис.

Школы нацменьшинств в Латвии пользуются стабильным спросом. По данным Минобразования, начиная с 2011 года число детей, обучающихся в школах нацменьшинств с русским языком обучения, растет, несмотря на неблагоприятную демографическую ситуацию. Также выросло число учащихся в других школах нацменьшинств.

Согласно исследованию «Гражданское и лингвистическое отношение школьников, осваивающих образовательные программы нацменьшинств», проведённому в 2010 году по заказу самого министерства, только 2 процента школьников школ нацменьшинств поддерживало переход на обучение только на латышском языке.

Лишь 35 процентов школьников школ нацменьшинств считают, что в Латвии у всех жителей есть равное право повлиять на принимаемые в стране решения. Низкий показатель доверия к власти — прямое последствие «продавливания» первой серии реформ школ нацменьшинств в 2004 году.

Логика авторов реформы: «чем больше латышского языка в школе, тем большее должна быть их связь с государством», — терпит крах. Опрос показал, что насилие порождает протест и отторжение, а не любовь и привязанность. На вопрос: «Насколько сильно вы чувствуете привязанность к Латвии?» — 70 процентов школьников ответили, что чувствуют слабую привязанность к Латвии или не чувствуют ее вообще. В 2004 году, когда проводился аналогичный опрос, слабую связь с Латвией или ее отсутствие указали только 29 процентов школьников. Такой регресс после шести лет реформы!

Некоторые, потирая ручки, могут радостно кричать, что это влияние России. Однако по опросу количество школьников, чувствующих связь с Россией, — не изменилось, Зато существенно выросло количество детей, которые себя ассоциируют с Европой. Парадокс заключается в том, что дети в семьях нацменьшинств все больше считают себя европейцами, и все меньше -латвийцами.

 

Только 15 процентов детей ответили, что связывают свое будущее с Латвией, с работой и учебой здесь. 85 процентов допускают возможность работы за границей, а 80 желают получить высшее образование за пределами Латвии. Если цель реформы — работа на выдавливание, то хочу отметить, что правые партии достигли уже небывалых высот. Количество молодых людей, покидающих Латвию после окончания школы, — зашкаливает.

По данным Программы международной оценки студентов (PISA) результаты 15-летних школьников по математике гораздо хуже, чем в среднем по 35ти странам, входящим в Организацию экономического сотрудничества и развития. Причем, начиная с 2006 года, эксперты не зафиксировали никаких улучшений. Кроме заботливо положенного бревна на пути школьников в виде экзаменов только на латышском, никаких попыток улучшить преподавание точных наук не наблюдается.

По результатам централизованного экзамена по математике из 10 лучших школ — 8 школ нацменьшинств, при том, что этих школ в три раза меньше. Непонятно, как «продавливаемая» реформа призвана улучшить знание, например, точных наук, которые так высоко котируются в мире.

Родители, школьники и учителя понимают, что реформа делается не ради них, а ради политических амбиций некоторых политиков. Карлис Шадурскис уже был министром образования 15 лет назад, а его партия «Единство» была у власти все это время. Прежде чем начинать новые реформы, ему следует оглянуться и подвести итог своих предыдущих дел. А родителям подумать: хотят ли они предоставить своих детей очередному политическому эксперименту. Школа — это не курсы языка, не экспериментальная лаборатория, а нечто большее.

 

 

Комментарии
Поделиться
Office