Русский союз Латвии в Сейме отменит «реформу Шадурскиса»

Русский союз Латвии в Сейме отменит «реформу Шадурскиса»

Автор: Андрей Солопенко

Русский союз Латвии на парламентских выборах выставил своим лидером рижского списка депутата Европарламента Андрея Мамыкина. Портал RuBaltic.Ru не упустил случая побеседовать с ним о причинах такого решения, а также спросить, как партия собирается защищать интересы своих избирателей, будучи в оппозиции.

— Г-н Мамыкин, Вы решили баллотироваться на парламентских выборах от Русского союза Латвии. Скажите, пожалуйста, с чем связано это Ваше решение, почему Вы выбрали именно эту партию?

— Все очень просто. Сегодня это де-факто единственная партия в Латвии, которая будет воплощать программные установки партии «Согласие», от которой я был избран в Европарламент в 2014 году. Это защита неграждан и русского языка, защита прав национальных меньшинств, хорошие отношения с Россией и Белоруссией, борьба с национализмом во всех его проявлениях и так далее.

В силу каких-то непонятных мне причин руководство партии «Согласие» решило предать принципы своей же партии.

Вместо хороших отношений с Россией «Согласие» разрывает договор с партией «Единая Россия». Вместо призывов искать путь дипломатии и переговоров «Согласие» поддерживает санкции против России. Вместо призывов соблюдения Минских соглашений «Согласие» в лице лидера, глубокоуважаемого Нила Ушакова, устремляется навстречу сенатору Маккейну, еще недавно призывавшему к тотальному военному противостоянию Украины с Россией.

Когда мы больше двух лет назад, весной 2016-го, с латвийской коллегой в ЕП Татьяной Жданок и эстонкой Яной Тоом собирали подписи за избирательные права для неграждан Латвии и Эстонии, руководство партии «Согласие» не только не помогло организационно, но и прямо запретило ее рядовым членам подписываться за неграждан. Против этого запрета пошли только депутат Рижской думы от «Согласия» Игорь Кузьмук и депутат Сейма от «Согласия» Сергей Потапкин. Остальные сделали вид, что тема неграждан их не интересует.

Ну а радостная встреча и селфи, сделанное Ушаковым на фоне прибывающих в рижский порт американских танков «Абрамс», и вовсе не выдерживают никакой критики. Это селфи делает Ушаков — внук деда, которого после расстрела нацистами в Краснодарском крае из общей ямы для трупов вытаскивала его супруга, бабушка Нила! Есть вещи, которые я просто не понимаю…

Или история со средними государственными школами Латвии, так называемой «реформой Шадурскиса» (министр образования и науки Латвии Карлис Шадурскис — прим. RuBaltic.Ru). Идут акции протеста, митинги под окнами министерства образования, шествия «Акция света», дискуссии с министром и родителями. Нигде — повторюсь: нигде! — нет руководства партии «Согласие».

Прошу прощения за то, что я не знаю, как это понять. Я имею в виду встречу Ушакова с Кучинскисом и Шадурскисом в ноябре прошлого года, когда Нил Ушаков фактически одобрил реформу, взамен обещая поддержку «факультативов»! Вы знаете, что это за факультативы? Это программа Европейского союза, за которую мы недавно голосовали, и в разработке я принял самое непосредственное участие. Она действует с сентября 2017 (!) года и гарантирует дополнительные занятия для особо талантливых детей — олимпиадников по химии, биологии, физике и так далее. Рижская дума и лично Ушаков на эту тему Евросоюза не выделяет ни цента (потому что там 29 миллионов — деньги ЕС и еще 5 миллионов — от правительства Кучинскиса, и ни цента от Рижской думы), но при этом он говорит, что «будут факультативы, я вам это гарантирую на 100%».

Для меня это заявление было последней каплей… В конце концов то рекордное количество членов партии «Согласие», вдруг переставших со мной здороваться на улицах Риги, заставило меня самому себе задать вопрос: а в правильной ли партии я защищаю интересы своего избирателя, которому в 2014 году я обещал борьбу в Европарламенте за неграждан, русский язык, лингвистические меньшинства, память о 9 Мая и национальные школы?

Когда 9 декабря прошлого года с трибуны съезда партии «Согласие» лидер Нил Ушаков вдруг сказал, что «Мамыкин стал нашей ошибкой», я понял, что селфи на танках и поцелуи с Маккейном — это не случайность, а закономерность. И я совсем не вписываюсь в эту систему ценностей. Кстати, на том съезде мне, члену партии с 1999 года, даже не дали возможности высказаться. Выставили вооруженную охрану, которой дали указание: «Мамыкина — не пущать!»

— Как Вы считаете, насколько велики шансы Русского союза Латвии пройти в Сейм, ведь рейтинг РСЛ, по опросным данным, не выше 2%?

— Да, Вы правы. Выборы — это всегда как экзамен в вузе: сдашь, не сдашь… Спросят за все! Я этот вопрос задаю себе уже просто каждый день. И всегда вспоминаю старый анекдот про блондинку на паркинге: девушка, паркуясь, делает первый маневр, десятый, тридцатый. Подходит контролер: «Какая гарантия, что вы запаркуетесь?» Блондинка отвечает: «50 на 50. Либо запаркуюсь, либо не запаркуюсь!»

У нас в Русском союзе Латвии то же самое: либо пройдем, либо не пройдем. Но я сам для себя решил, что должен сделать все от меня зависящее, чтобы была выполнена программа-минимум: иметь минимальную фракцию в Сейме в составе 5 депутатов из 100.

И я сделаю все, чтобы злая русская оппозиция в следующем Сейме была. Это очень оздоровит уровень демократии.

Что касается рейтингов, это всегда «вещь в себе». 23% отвечают, что не знают, за кого голосовать. Уверен, среди них есть и часть моих сторонников. Другая часть явных наших сторонников просто не хочет признаться, что они поддерживают идеи РСЛ. И с точки зрения психологии это можно понять.

Представьте ситуацию. Вы русский человек, не очень хорошо говорящий по-латышски. К вам на улице подходит опрашивающий из компании SKDS и с очень сильным акцентом, пусть и по-русски, спрашивает: «Ви за каво будити галасавакь?» Что в этой ситуации делает наш русский человек? Он в лучшем случае стесняется. И начинает вилять: «За «Согласие», наверное, голосовать буду …» Потому что признаться, что ты за РСЛ — равно измене Родине! А вдруг интервьюер из SKDS — агент полиции безопасности?!

Я с оптимизмом смотрю на выборы в Сейм 6 октября. Уверен: у нас есть хорошие шансы пройти в парламент Латвии. Самый главный социологический опрос будет 6 октября. К нему и надо готовиться.

— В Европарламенте Вы активно защищали интересы своих избирателей. На Ваш взгляд, сможете ли Вы это также делать и в Сейме, зная, как наши правящие коалиционные партии относятся к оппозиции, игнорируя все их предложения?

— Это всегда вопрос политической тактики и умения говорить с коллегами. Но главнее этого — регламент. Ты имеешь право, как депутат Сейма Латвии, говорить 15 минут тогда, когда законопроект находится в нулевом чтении. Пятнадцать минут, Карл, пятнадцать! Второе и третье чтение — пять минут, и второй раз — три минуты, суммарно — восемь! В Европарламенте это всегда «одноминутная речь», то есть не более минуты.

Меня однажды вдохновили рассказы моей коллеги Яны Тоом о том, как в Рийгикогу работала ее Центристская партия, которая 10 лет была в оппозиции. Они, согласно эстонскому регламенту, брали 10 минут выступления, а потом 15-минутный перерыв. Регламент это позволяет. В итоге проходной вопрос дебатировался долго, это была их тактика. Депутаты от Центристской партии спали по очереди, дежурили в пленарном зале, привозили друг другу пиццу в четыре часа утра. Журналисты все это из интереса снимали. Заседания заканчивались в пять утра!

Оппозиция Эстонии сорвала массу вопросов. Потому что правящие депутаты уже под конец приходили к оппозиционерам и просто умоляли их: «Пожалуйста, прекратите! У нас утром самолет на Канарские острова! Мы улетаем всей семьей! Что для вас сделать, на какую уступку пойти?» И правящие шли на уступки ради оппозиции.

Почему это не умеет делать крупнейшая оппозиционная фракция «Согласие», которая получила по итогам прошлых выборов 24 места в Сейме? Это же почти каждый четвертый депутат национального парламента! Ну а когда по «реформе Шадурскиса» в третий раз (!) депутат «Согласия» просто не голосует против и каждый четвертый от всей фракции не голосует против поправок в закон об образовании, что это, скажите, как не предательство интересов своего избирателя?

Я оброс неплохими политическими связями в Брюсселе, в Европарламенте много наших сторонников: одни Мирослав Митрофанов и Яна Тоом чего стоят! А письмо в защиту русских школ подписали сейчас уже почти 150 депутатов, 148 на день интервью, если быть точным. Это очень много. Это показывает степень нашего влияния.

Именно поэтому мы в следующем Сейме станем той злой оппозицией, которая, как щука, не даст в пруду карасю дремать.

— Парламент в окончательном чтении большинством голосов проголосовал за обучение в средних школах исключительно на латышском языке, тем самым данная реформа должна вступить в силу. Как Вы думаете, почему правительство пошло на такой шаг, и видите ли Вы возможность отменить это решение?

— Однажды в социальных сетях я написал, что это месть холопов. На меня многие обиделись. А что я такого сказал? Ровно 100 лет назад независимая, только что созданная Латвийская республика гарантировала образование в средних школах на 8 языках: русском, немецком, белорусском, литовском, эстонском, еврейском (идиш), цыганском и латышском, разумеется. Это до сих пор самый демократичный закон Европы по части национальных меньшинств.

Мы требуем именно этого — восстановить закон о национальной школе Латвии от 1919 года. И ничего более! Никакого Путина и никакого Кремля. Исключительно практика Латвийского государства.

А на каком языке должен учиться ребенок, это, согласно практике 1919 года, решают родители, записывая ребенка в школу согласно «языку семьи».

Если мы будем в следующем Сейме, мы отменим этот закон, поверьте мне. Это просто вопрос политической тактики, о чем я Вам только что говорил. А почему правящая коалиция пошла на такой шаг… Я могу только делать предположения. Это и традиционный для латвийской политики розыгрыш националистической карты в отсутствие реальных успехов в экономике, и просто животное желание поиздеваться — последнее присуще лично Шадурскису, я давно это за ним наблюдал. К началу разговоров о реформе школ рейтинг его партии — «Единства» — не составлял и пяти процентов. А сейчас уверенно идет в гору.

А вообще парадокс последних лет налицо: чем больше правящие вписывают в преамбулы конституции фразы про важность защиты латышского языка и латышской нации, чем больше переводят на латышский язык русские школы, тем стремительнее из Латвии уезжают именно этнические латыши. Треть населения потеряли за годы независимости, большинство из них — латыши.

— Русский союз Латвии номинировал Вас, в том числе, на пост премьер-министра. В связи с этим скажите, какой, по Вашему мнению, должна быть Латвия, что в ней следовало бы изменить?

— У Вас сейчас закончится пленка на диктофоне, если я начну говорить, что надо изменить. Но попробую о самом главном. Срочная ревизия налоговой реформы, которую наворотило действующее правительство. Отмена этой бешеной налоговой нагрузки — и на работника, и на работодателя. Повышение необлагаемого минимума, освобождение предпринимателей от налога на прибыль, если она реинвестируется, сокращение абсолютно бесполезных военных трат в обмен на инвестиции в науку и образование, восстановление сети закрытых [экс-премьером Валдисом] Домбровскисом больниц и поликлиник. Освобождение от налога на недвижимость семей, где эта недвижимость является единственным местом проживания. Хочу, чтобы была восстановлена программа вида на жительство, успешно работающая сейчас для россиян, белорусов, казахов в Венгрии и Чехии. Политика открытых дверей в области ввоза рабочей силы, иначе нам экономику просто не поднять.

Многовекторная внешняя политика — не только ЕС и НАТО, но и Россия и Беларусь — как реальный внешнеполитический приоритет. А с ними и Казахстан и в целом Средняя Азия, Азербайджан и так далее — страны, которые при хорошем сотрудничестве помогут неплохо заработать латвийской экономике.

Система МИД должна приносить деньги: там, где не польются инвестиции в экономику Латвии, нам посольства не нужны.

Посольства и корпус дипломатов должны не проедать деньги латвийских налогоплательщиков на светских раутах, а приносить деньги инвесторов и заключенные договора в Латвию.

Латвия должна стать дружественной семьей с детьми. Если у тебя трое или больше детей, то не только медаль матери-героини, как раньше, но и бесплатный проезд на всех видах транспорта, оплаченный государством отдых для семьи раз в год, и так далее. Все это реально! И ничего не хочу слышать про то, что у государства якобы нет денег.

Как только мы перестанем покупать за полмиллиарда евро в год ржавые английские танки, так сразу же в казне появятся деньги на поддержку семьи. И на строительство бесплатного государственного жилья, кстати, тоже.

В области национальной политики — уважение религиозных, национальных и языковых меньшинств, в публичной сфере — публичное обращение трех языков: латышского, русского и английского. Ну и самое главное, пожалуй: пора покончить с абсолютно позорным институтом неграждан. Будь моя воля — нулевой вариант. Но я готов и к политическому компромиссу с моей стороны: пассивное избирательное право для неграждан Латвии на муниципальных и европейских выборах.

— И последний вопрос: что, на Ваш взгляд, ожидает Латвию и ее русскоязычное население при продолжении нынешней государственной политики?

— При нынешнем курсе — тотальное вымирание и обнищание, обострение национальных проблем. Внешнеполитически, если не иссякнет риторика, которая царила на последнем саммите НАТО в Брюсселе, не исключаю и прямого военного столкновения. Больше всего в последнее время я думаю о начавшейся гонке вооружений. Ее надо остановить любой ценой.

Источник: www.rubaltic.ru

Комментарии
Поделиться
Office