С обостренным чувством справедливости

С обостренным чувством справедливости

Интервью Андрея Мамыкина журналу «KLUBS».

KLUBS: Это Ваш четвертый год в Европейском Парламенте. Как думаете, вы оправдали возложенные на Вас ожидания и что за это время Вам удалось сделать? Над чем еще будете работать?  

АНДРЕЙ МАМЫКИН: Не торопите события: четыре года исполнится 1 июля 2018 года. Оправдал ли надежды — об этом судить вам — журналистам, обществу, гражданам нашей страны. Одно могу сказать: всегда голосовал по совести, копейки не украл Европарламенте, и максимально встречался с людьми в Латвии, практически каждую субботу у меня до сих пор встречи с простыми жителями Латвии.

Я работаю в группе социал-демократов Европарламента. И только спустя какое-то время я понял, почему мне там нравится. В нашей фракции царит дух подлинной солидарности и интернационализма. Наша группа не обслуживает интересы большого капитала, мы за простых людей, таких, как ваш читатель. Не важно: это рабочий у станка, хирург в операционной или полицейский в патруле. S&D — европейская партия людей.

И именно это я вижу как свою миссию: служить людям, а не банкам. Спасать семьи, а не олигархические конгломераты. Бороться за равную оплату труда для женщин в той же мере, как и для мужчин.

Поэтому именно мне есть еще, что делать в Европарламенте.

KLUBS: В этом году состоится празднование столетия Латвийского государства. Какие направления работы Вы назвали бы главными в связи с этим праздником?  

АНДРЕЙ МАМЫКИН: Юбилей Латвии — это однозначно мой юбилей, потому что юбилей моей страны. И знаете почему? Ровно век назад независимая Латвийская республика была основана как страна, устройство которой было очень демократическим.

Мне до сих пор стыдно за принятую несколько лет назад преамбулу к Конституции. Современная клика националисиов — неблагодарные политические потомки наших великих политиков Яниса Чаксте, Паула Шимана, Мелетия Каллистратова — изнасиловали демократический по духу текст Сатверсме 1922 года преамбулой, превратив страну  в латышский заповедник. Подчеркиваю: не в страну для всех и каждого, кто ощущает Латвию как часть себя, а в Латвию только для латышей. Это неправильно.

Отцы-основатели нашей прекрасной страны задумали Латвию как государство для каждого: поэтому в Сейме можно было выступать на трех языках: латышском, немецком и русском. Именно поэтому таблички с названиями улиц в Риге были на трех языках. Именно поэтому латвийское государство гаарантировало среднеt образование на 8 языках, на восьми языках! Это те 8 этнических групп, которые веками проживали на территории Латвии, и которые на латышском языке называются «iedzimtas tautas», то есть корреные народы, проживающие на территории Латвии веками. Вернуться к практике довоенной Латвии по части отношения к национальным меньшинствам — это нашему государству так же важно, как в свое время было важно восстановить Гражданский закон 1937 года.

KLUBS: В течение последнего года неоднозначную оценку получили действия партии «Согласие» и активность Татьяны Жданок. Как Вы оцениваете инициативы этих политиков? 

АНДРЕЙ МАМЫКИН: Мои кумиры — это совсем другие политики. В прошлом это великие европейцы вроде Уинстона Черчилля. А сейчас — это мои коллеги по Партии европейских социалистов. Мое восхищение вызывает Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Федерика Могерини. Она трудяга, компетентна, и она делает то, что приносит больше Европы простым людям. Я горжусь тем, что могу время от времени встречаться с ней и обсуждать важнейшие для Европы вопросы.

KLUBS: Человека определяет семья, в которой он родился и вырос. Расскажите о людях, которые повлияли на Вас и о заложенных в Вас ценностях.  

АНДРЕЙ МАМЫКИН: Почти все мое детство меня воспитывали мои бабушка и дедушка по маме — люди с простыми русскими именами Анна Филимоновна и Аким Федорович. Сейчас, когда мне почти 42, я понимаю, что все, что в меня заложено, было заложено моим дедушкой. Но, пожалуй, самая главная моя черта — это обостренное чувство несправедливости. Наверное, поэтому я всегда, не раздумывая долго, начинаю защищать тех, кто в защите нуждается.  И не важно, кто в ней нуждается — русские школы Латвии или бедное население латышского сельского Видземе.

KLUBS: Одна из самых трудных задач в жизни — это найти своего человека на всю жизнь. Вам это удалось. Как сохранить отношения и не позволить им зайти в тупик?

АНДРЕЙ МАМЫКИН: В этом смысле я абсолютно счастливый человек, потому что нашел женщину, с которой уже много лет мы вместе делим трудности быта и моменты радости. Мою супругу зовут Наташа. Она родила мне троих сыновей. Она была со мной во все тяжелые минуты моей жизни. Супругу знаю со второго класса школы, одно время мы сидели даже за одной партой.

Сохранить отношения можешь только уважением другого человека. Это самое главное.

KLUBS: Самое важное событие в жизни женщины — это рождение детей. Можете ли Вы, как отец, подтвердить, что есть жизнь до и после рождения детей? 

АНДРЕЙ МАМЫКИН: Жена попросила, чтобы на родах всех детей рядом с ней был я. Уж и не знаю, чем я мог помочь ей в той ситуации, но момент рождения ребенка — это миг абсолютного счастья. Абсолютного! Появление ребенка меняет все — привычки посидеть с друзьями в пабе и посмотреть футбол с пивком после рождения ребенка улетучились навсегда! Но дети дарят то, что невозможно компенсировать ничем другим: дети дают тебе увидеть, как ты продолжаешься в них — твои привычки, твои сильные и слабые стороны, твое умение стать для них авторитетом.

KLUBS: Кто-то из политиков декларировал, что в каждой семье должны быть как минимум трое детей. Вы этот «план» выполнили. С какими вызовами Вы встретились, воспитывая сыновей и чему хотели бы их научить? 

АНДРЕЙ МАМЫКИН: Наверное то, чему меня научил мой дед: жить по совести и защищать слабых. Все остальное — это вторично. Какая профессия у них будет, чем они будут заниматься, где жить — это решить должны только они.

KLUBS: однажды Вы сказали, что каждый человек в Латвии имел возможность выучить латышский язык. Что вы сегодня можете сказать о взаимоотношениях латышского и русского языка в Латвии? По какой причине до сих пор продолжают ломать копья. Какое. на Ваш взгляд, должно быть правильное решение этой проблемы? 

АНДРЕЙ МАМЫКИН: Я говорил немного не так. Я говорил, что в советское время в русских школах была очень хорошая модель лингводидактики. И если ученик не сочковал с уроков, то уже в школе можно было неплохо овладеть латышским. Так было в моем детстве. Латышский в школе нам преподавала простая русская женщина Светлана Кузьмина. И она уже тогда заложила в меня хорошую базу знаний латышского. В нашем классе, кстати, все выпускники очень хорошо говорят на латышском. Хотя школу мы окончили четверть века назад.

Сейчас, конечно, в современных школах те книги и методики, которые предлагаются русским школьникам для обучения латышскому языку — просто форменное безобразие. По своим сыновьям знаю. Я бы посоветовал министру образования вложить деньги в дополнительные уроки латышского — с хорошими методиками и преподавателями, а не трогать систему школ нацменьшинств.

Что касается политического статуса для русского языка в Латвии… Я уверен, что большинству русских людей Латвии не нужно, чтобы в Сейме кириллицей был выложен на фронтоне здания текст гимна Латвии на русском или что-то в этом роде. Но разрешить условной Марии Ивановне из Зилупе написать на русском языке официальное заявление мэру: «Почистите, пожалуйста, снег!» — это было бы нормальной демократической практикой. И такие маленькие нюансы очень сильно русских людей привязали бы к Латвии, интегрировали бы их в нашу страну. Тем более, что такие практики в довоенной Латвии были.

KLUBS: В Латвии до сих продолжаются острые дискуссии о переводе русских школ на обучение на латышском языке. Как Вы думаете, как было бы правильно действовать в этой ситуации?

АНДРЕЙ МАМЫКИН: Подойдите к практически любому русскому человеку в Латвии, который не очень хорошо говорит на латышском, и спросите: а почему ты плохо разговариваешь? Практически любой ответит: а меня не научили. И это самый распространенный ответ. Человек готов учиться языку, но государство, по большому счету, за почти 28 лет независимости не создало систему хорошего обучения государственному языку. Систему запугиваний — государство создало, центр госязыка недавно запустил даже механизм стукачества для работников общественного сервиса, кто не очень хорошо говорит.

Механизм наказания — государство тоже создало, штрафы за невладение латышским просто драконовские и для частных лиц, и для фирм! Если у человека-нелатыша нет категории знания латышского — он, согласно современным правилам Кабинета министров, не может работать огнеглотателем в цирке и даже, извините, проституткой. Более 1000 профессий в Латвии обязаны иметь языковую категорию. Человек может быть гениальным инженером или врачом. Но если у него нет категории знания  латышского — сиди дома, но на работу тебе официально ходить нельзя!

Ну что это такое? Разве это продуманная языковая политика? Как профессиональный лингвист могу сказать вам: только слушая латышский в очереди в магазине или на автобусной остановке, человек не выучит язык. Должны быть курсы, пособия, методики, преподаватели, и все это должно быть оплачено государством. Причем, поверьте мне: для детей и взрослых это будут абсолютно разные методики обучения языку. Но научить любому языку можно любого человека в любом возрасте.

У нас в Латвии было много речей политиков, которые обижали нелатышей за то, что те плохо говорят на латышском. Но еще в Латвии еще не родился латышский политик — я подчеркиваю: именно политик латышского происхождения — который сказал бы: говорить на латышском — это прекрасно! Вы полюбите наш прекрасный латышский язык, вы будете читать нашу латышскую литературу, мы, латыши, любим вас, русских! Пока звучат лишь угрозы и указание на дверь: если что-то не нравится — валите отсюда. Простите, но это не сценарий построения гражданского общества.

KLUBS: У Вас впереди очень ответственный и большой этап работы. Что Вы еще планируете сделать и расскажите о личных мечтах и целях. 

АНДРЕЙ МАМЫКИН: Я человек верующий и мечтать не люблю. Ведь кто возмечтался в Книге Бытия? Дьявол. Возмечтался и искусил Адама и Еву: «Попробуйте, попробуйте, вы будете как боги!», дав им плод от древа познания добра и зла. В этом смысле, мне нравятся молитвы Оптинских старцев. Они просят Господа спокойной жизни и мирной кончины. Что Господь судит — то и будет. Будет мне суждено биться и дальше в политике — буду биться. Не будет суждено — буду делать то, что меня попросит жизнь.

Комментарии
Office