Спецслужбы стран ЕС потеряли хватку

Спецслужбы стран ЕС потеряли хватку

Выступление Андрея Мамыикна на 30-й Балтийской криминологической конференции 28 апреля в Риге.

Евросоюз в последнее время показывает неадекватную реакции на возникающие опасности. Яркий пример — это миграционный кризис, однако этот симптом не единственный. В последнее время стала явной неспособность европейских спецслужб предотвратить терракты подготовленные в другой стране ЕС. Европейский Союз в последние годы столкнулся с рядом вызовов в сфере безопасности, к которым он был явно не готов. Проблема не только в том, что мир стал опаснее и увеличилась террористическая угроза и не в том, что спецслужбы стран Европейского союза потеряли хватку. Проблема в самом Европейском союзе, точнее в том полусобранном виде, в каком он сейчас пребывает.

Некоторые виды крупных динозавров вымерли из-за того, что им откусывали хвост твари поменьше. Пока сигнал об опасности долго шел по их гигантскому телу, пока он был расшифрован мозгом, пока доходил обратно, отдергивать уже было нечего. Мелкие хищники успевали хвост откусить. Кого-то это ситуация мне до боли напоминает ситуацию в Европейском Союзе.

Задача для Европейского динозавра осложняется еще и тем, что у него 28 голов и нет единой воли. В экстремальной ситуации они начинают спорить, отдергивать хвост или нет. Одни говорят, что не надо дергаться — будет больнее. Другие хотят насолить соседней голове, третьи хотят пошантажировать всех сразу, чтобы выбить какие-нибудь уступки, четвертые говорят, что им все равно, что они вообще очень независимые и им все равно что будет с телом. В итоге — результат печальный. Европейский динозавр рискует быть прогрызен сразу с нескольких сторон.

После кровавых событий во Франции мы вызвали на ковер в Европейский парламент представителей национальных спецслужб. Выяснилось, что обмен информацией между спецслужбами стран ЕС практически не происходит! Причины этому разные.

Спецслужба конкретной страны ЕС, получившая информацию, не спешит делится её с спецслужбами других стран ЕС потому что, предоставляя эту информацию, они во многих случаях фактически раскрывают её источник. Например, своего агента. Они не очень доверяют иностранным коллегам, опасаясь, что те сольют эту информацию дальше или воспользуются ею в своих интересах. Тут все как в мексиканском сериале, есть ревность, соперничество и недоверие.

Даже если доверие есть, то нет единого порядка. В ЕС есть 28 систем безопасности и 28 абсолютно разных законодательств в этой сфере. Поэтому обмен информацией представляет собой Вавилонское столпотворение в чистом виде. Силовики буквально друг друга не понимают.  Например, даже единого определения, что такое терроризм в единой Европе нет, в каждой стране оно свое. Поэтому очень трудно свести воедино всю полученную информацию и быстро её обработать.

Есть еще одна проблема. В одной стране ЕС конкретный метод сбора информации может быть законен, а в другой нет. Прежде чем получить и использовать информацию от спецслужбы другой страны, сначала спеслужбисты должны убедиться, что она получена коллегами законным путем с точки зрения законов страны-получателя. После долгого разбирательства может выясниться, что спецслужбисты не могут её принять и использовать.

В отличие от спецслужб, террористы, действуют действительно интернационально. Они могут задумывать преступление в одной стране, оружие закупать в другой, финансирование добывать в третьей, исполнителей вербовать в четвертой, подготовку проходить в пятой, а осуществлять в шестой.  Так примерно и выглядела ситуация с последними Парижскими террактами. Перемещаться между странами ЕС злоумышленники могут бесконтрольно, а если полиция и спецслужбы в конкретной стране что-то и узнают, то без эффективной системы взаимодействия и обмена информацией должных выводов сделать не могут.

Силовики трогают в разных частях темной комнаты части тела слона, но кого они нащупали в целом они в одиночку понять не могут. Участники парижских террактов попадали в поле зрения и французких и бельгийских правоохранителей, хобот, хвост и ноги они нащупали, а слона так и не увидели, потому как результатами не обменивались, и цельная картинка у них не сложилась. В результате они не смогли предотвратить терракт и погибло множество людей.

Здесь необходимо заставлять страны ЕС менять свое законодательство. Это трудно, ведь национальная безопасность по договорам остается в компетенции национальных стран, а не ЕС. Однако, если дело касается безопасности жителей всех стран Евросоюза, то такие отговорки приниматься не должны. Здесь единой Европы должно быть больше.

Поэтому мы в Комитете по внутренним делам и гражданским свободам Европейского парламента настаиваем на том, чтобы установить эффективное взаимодействие между правохранителями. Например, за последний год значительно расширены полномочия общеевропейского агенства, в задачу которого входят собор информации у европейских полицейских и спецслужб относительно подозреваемых в терроризме и обработка информации, чтобы ею можно было быстро и эффективно воспользоваться. Это как общий переходник для разных розеток и вольтажа, который позволяет обмениваться информацией несмотря на разные системы и стандарты.

За последний год значительно улучшилась координация между спецслужбами. Роль центров по обмену информацией и координация возложены на ряд агенств ЕС. Принята директива о доступе спецслужб к данным пассажирских регистров. Усилена борьба с вербовщиками террористов, приняты активные действия к пресечению финансовых потоков, питающих терроризм в ЕС, обеспечена юридическая возможности закрывать джихадистские сайты, создан и начал действовать единый регистр лиц, подозреваемых в сочуствии к радикальным джихадистским группировкам.  С первого апреля на внешних границах Шенгенской зоны введена автоматическая сверка всех вьезжающих в ЕС: как граждан третьих стран, так и граждан ЕС по сведенным воедино многочисленным базам данных. Эти базы данных общевропейские.

Можете представить себе, что для граждан ЕС этого до сих пор не было, и гражданин ЕС мог спокойно посещать территории под контролем ИГИЛ, а пересечение внешней границы ЕС нигде автоматически не фиксировалось.

За безопасность надо бороться не только в самом Евросоюзе, но на его подступах. Я сейчас являюсь теневым докладчиком по законодательному предложению по установлению механизма обеспечения стабильности и мира. За этим витиеватым названием скрывается серьезная проблема. Оказывается, Европейский Союз не имел права выделять деньги для спецслужб, например, африканских стран для их усиления борьбы с терроризмом. А во многих развивающихся странах в спецслужбы идти никто не хочет из-за того, что это опасно и неперспективно. А Евросоюз, кровно заинтересованный в том, чтобы борьба с террористами начиналась вестись уже на подступах к своей территории, официально не имел права выделить ни евро на эти цели.  Теперь, если все пойдет нормально и законопроект, с которым я работаю, будет одобрен в Европейском Парламенте, то появиться возможность выделить деньги из бюджета ЕС для усиления спецслужб развивающихся стран, для усиления борьбы с терроризмом.

На следующей неделе, 2 мая, депутаты от нашей группы социалдемократов в Комитете по внутренним делам и гражданским свободам Европейского Парламента встречаются с комиссаром по вопросам безопасности Джулианом Кингом. Эта встреча будет закрытая, по составу участников в ней будут принимать участие только 6-7 депутатов, в том числе я. Поэтому, если участники конференции сформулируют пару вопросов, то у меня будет возможность во вторник их задать комиссару по безопасности ЕС.

Уважаемые участники конференции!

Международный терроризм можно нащупать и раздавить только сообща. Террористы прямо сейчас готовят следующие терракты.  Их потенциальные жертвы еще живы и их можно спасти. Для этого надо перестать играть в игры и обьединить усилия всех европейских профессионалов, политиков и общественных деятелей.

Спасибо за внимание.

Комментарии
Office